Об этом не расскажут по телевизору

Выходите на улицы, рейтинги кандидатов, чеченский немитинг

Всем привет! В Москве 20 часов 18 минут, в студии Алексей Навальный или «Человек, который жаждет быть арестованным», как назвал меня вчера представитель России в ЕСПЧ. А пока я здесь нахожусь в эфире, пишите мне, пожалуйста, ваши вопросы в твиттер с хэштегом #Навальный2018. Мы будем обсуждать сегодняшние темы, и я буду отвечать на ваши вопросы.

#28января выходите на улицы своего города

А начать я хочу с того, что является самым важным сейчас, за что я действительно могу быть арестован: я призываю вас всех приходить на акции 28 января. В Москве и Санкт-Петербурге особенно, потому что в Москве и Санкт-Петербурге наглая власть заявила о том, что она никогда не будет согласовывать никакие акции. Нам дают совершенно унизительные варианты, типа «идите в Сокольники и в лесу протестуйте».

Передаю большой привет всем в мэрии, кто заявил минуту назад, что «если не прекратятся призывы к акции 28 января, мы обратимся в прокуратуру». Обращайтесь в прокуратуру! Дорогие москвичи, в воскресенье, 28 января, приходите все на акцию протеста в 14:00 на Тверскую улицу. В Санкт-Петербурге приходите на площадь Пролетарской Диктатуры в 14:00.

Это самое важное, что вы можете сейчас сделать. В политике разные есть вещи: какие-то более важные, какие-то — менее, разные стратегии эффективности. Но совершенно точно, что самое главное, что может сейчас сделать каждый человек — это выходить на акцию протеста. Потому что такая политика в России сейчас, где нас не пускают на выборы, где нас не пускают в СМИ, где невозможно выиграть суд у чиновника. Местные депутаты подали заявку на проспект Сахарова — им не дают. Несколько десятков депутатов обратились к мэрии Москвы: «Разрешите акцию 28 января, что вы занимаетесь ерундой!», — не разрешают. В этой ситуации, когда нам запрещают абсолютно всё, главное, что может делать каждый человек — выходить на улицу со своим мирным протестом. У нас есть право протестовать, и давайте честно скажем: сейчас все остальные наши вещи, которые мы можем делать (мы можем писать колонки, мы можем заниматься просвещением, мы можем работать над нравами общества и так далее) — это очень классно, но и весьма вторично. Если мы хотим добиваться результата, нам нужно стоять на своём, нам нужно выходить.

Так работает это во всём мире, не только в России, даже в развитых обществах. Я сегодня в посте писал, повторюсь: посмотрите на США, или Францию, или Великобританию. Казалось бы, а этим людям зачем выходить на улицу? Они должны ходить на выборы, и они ходят на выборы, у них есть политики, которых они выдвигают, этих политиков регистрируют. И, казалось бы, нет никаких причин вообще что-то на улице там изображать. Средства массовой информации у них открыты, и есть много-много-много разных механизмов влияния на жизнь общества: ты можешь объединяться в союзы, некоммерческие организации, можешь делать профсоюзы трудовых коллективов, выступать за что-то — и всё это происходит и делается. Но самое главное, основа политики, — это люди, которые выходят на улицы и заявляют о своих требованиях. Только таким образом эти требования будут услышаны даже самим обществом; только таким образом само общество осознает, что внутри него происходит, что внутри него нарастает.

До нашей акции 26 марта вообще не было в контексте, в повестке, никакой молодёжи, школьников и всего остального. Кстати говоря, сегодня день студента — поздравляю всех студентов, всех Татьян отдельно поздравляю. Мы провели акцию 26-го числа, на неё вышло довольно много молодёжи, мы гордимся тем, что молодёжь нас поддерживает, и посмотрите: Путин побежал по школам, специальные какие-то блогеры выступают в Думе, целые целевые программы принимаются и уже Путин своё выдвижение на президентских выборах делает не только на заводе, но и на собрании волонтёров, где в основном молодёжь. Всё изменилось! Почему? Потому что они увидели — молодёжь пошла на улицы, значит об этом нужно поговорить. Это случилось, это стало фактом политической жизни. В 2012 году, когда мы перестали выходить на улицы, всё это было отыграно обратно, в начале что получилось: заявлено, что возвращаются выборы губернаторов; заявлено, и сделано, что нужно гораздо меньше подписей для выборов в президенты; уведомительный (почти) порядок регистрации политических партий: не на всех распространяется, на нас не распространилось. Если бы тогда мы продержались подольше, не только фактически один год — 2012-й, но и дальше, последствия были бы совершенно другие. Просто нам нужно упорно работать. Это политическая работа каждого человека — выходить на улицу и требовать своего. Не будем этого делать — ничего не добьёмся.

Если вы не выходите на митинги, ребята, не жалуйтесь, что у вас плохая жизнь, не жалуйтесь, что у вас маленькая зарплата, не жалуйтесь, что противный Путин сажает кого-то за посты во «ВКонтакте» или какого-то режиссера — он делает это, потому что не встречает отпора общества. А отпором общества они (эти ребята из Кремля, жулики эти) считают только митинги. Всё остальное их интересует в гораздо, гораздо меньшей степени. Пенсионеры вышли на митинги против монетизации льгот — сразу всё получили. Именно так это работает. Собственно говоря, сам Кремль нам сейчас очень ясно поясняет: «Это единственное, чего мы боимся, это единственное, что мы принимаем во внимание».

Потому что сейчас идут какие-то политические события, «выборы» вроде как, но всё, что происходит в политике — это погромы наших штабов. У меня тут лежит сводка целая, но я просто скажу, что только за последние несколько дней у нас 38 настоящих налётов на штабы с изъятиями как минимум листовок: везде ищут листовки, даже с приглашением на разрешённые мероприятия. У нас больше ста городов участвуют в акции 28-го января в это воскресенье, в минимальном количестве городов нам не согласовали, в 95% случаев всё согласовано. Но даже листовки на согласованные мероприятия изымают. Почему? Потому что боятся, хотят, чтобы поменьше народу пришло. Они очень хотят, чтобы сработали факторы холода и отсутствия информации. Поэтому идут настоящие погромы в штабах, я ещё подробнее буду об этом говорить. Ликвидировано совершенно незаконным образом юридическое лицо наше, через которое мы вели организацию забастовки избирателей, а раньше избирательную кампанию; арестован наш избирательный счёт весьма вопиющим образом, тоже об этом скажу.

Мы починили данные здесь, и я сегодня объявляю операцию «Феникс» — возрождение. У нас 2.300.000 ваших рублей арестовано на счету, и они считают: «Мы ликвидировали их юр. лицо, у них ничего не получится». Но мы научились собирать пожертвования здесь, на ютьюбе, и я попросил поставить планку в 2.300.000 рублей — ровно столько денег, сколько они заморозили на счёте, я планирую собрать. И я призываю всех вас участвовать в операции «Феникс», показать им всем, что не получится остановить нас.

Полицейские силы, которые задействованы — это совершенно потрясающе. В штабы приходят десятки полицейских, следят за нашими активистами. Волонтеры ходят, раздают листовочки — за ними ходят целые наряды. Вот вы видите сейчас идёт видео из разных городов, как эти самые полицейские налеты происходят. Идет не только изъятие, у нас есть и аресты, причём, совершенно незаконные. Они нужны для того, чтобы просто помешать проведению наших акций. Самые большие наши людские потери — это Ростов-на-Дону: одному человеку дали 10 суток, второму человеку — 8 суток. Это возвратные «потери», к счастью, но, тем не менее, они пытаются таким образом сорвать эти акции. Поэтому, Ростов-на-Дону, выходите обязательно, ответьте на это на всё. Лидер пока сейчас по задержанию — Омск, там 8 человек задержано, в Пензе — три человека. Самые агрессивные администрации — это Псков и Санкт-Петербург. Там по несколько раз приходили в наши штабы.

Но мы совершенно точно этого не боимся. И мы совершенно точно не остановимся. И мы знаем и понимаем, что если мы этого делать не будем, не будем вас организовывать для того, чтобы выходить на улицу, всё, конечно, не потеряет смысл, но эффективность этого всего упадет в разы.

Вспомните, кстати говоря, Координационный совет [оппозиции], который считается многими неуспешным проектом. Координационный совет оппозиции был создан на волне протестных митингов 2011-2012 годов. Когда эти митинги проходили, были опросы Фонда общественного мнения, которые заказывал Кремль и о которых мы уже узнали потом из взломанной переписки кремлевских чиновников. Он были просто шокированы тем, что тогдашние опросы их социологии показывали, что, по-моему, 35% людей, или чуть ли не 40%, готовы были проголосовать на выборах за Координационный совет оппозиции. Почему это происходило? Потому что митинги сами по себе меняют общественное мнение. Люди сидят и думают в каком-нибудь городе, в том же самом Омске или Пензе: «Ну, у нас-то все за Путина. У нас-то все эти выборы считают настоящими выборами. А я здесь один на весь Омск такой, сижу умный и считаю, что это не выборы. Ну, я один. Поэтому, что я буду выступать?»

А потом — бах! — происходит митинг. И выходит на него несколько тысяч человек, пара тысяч человек. И любой наблюдатель осознаёт, что всё совсем не так, если на морозе, в условиях запретов и противодействий выходит тысяча людей, значит, миллионы стоят за этой идеей.

Поэтому, ребята, в воскресенье в каждом крупном городе выходите. Найдите ссылку на свой город в описании и присоединяйтесь. Москва — Тверская улица, любая точка Тверской улицы: от Маяковской до Манежной. Приходите. Или идите против часовой стрелки, или, если хотите где-то собираться, то на Маяковской у памятника Маяковскому собирайтесь. Санкт-Петербург — Площадь Пролетарской Диктатуры, тоже в 14:00 часов. В описании — ссылка, найдете в ней свой город и приходите.

Давайте обсудим теперь, как же проголосуют крупные города. Наша социологическая служба работает благодаря деньгам, которые вы нам присылаете. В прошлый раз мы опубликовали результаты общероссийского опроса, но теперь нам важно понять, что в крупных городах происходит.

Многие считают — это отчасти так и есть, — что есть вот такая в целом Россия, немножко «дремучая», потому что в ней в основном смотрят телевизор и телевизор является главным источником информации. А есть «продвинутые» города. И эти города должны совсем не так голосовать, и они достаточно специфически голосуют, по сравнению со всей остальной страной, они должны иначе думать, они должны иначе относиться к выборам, они должны иначе относиться к кандидатам. Это было нам очень интересно. Тем более, что мы с вами, в основном, это такая в широком смысле слова «партия крупных городов». Потому что те, кто смотрит эту программу, кто участвует в нашем движении, — это люди, живущие в городах и пользующиеся современными средствами коммуникации, Интернетом в первую очередь.

Мы провели опрос в Екатеринбурге, потому что это типичный город-миллионник. Результаты голосования в Екатеринбурге обычно очень похожи на результаты голосования в Москве. И сейчас мы посмотрим, что же нам говорит Екатеринбург. И мы будем знать, что же вообще думают крупнейшие города относительно того, что на этих выборах происходит.

Давайте сначала посмотрим слайд №1 «Общая информированность о выборах», сколько людей знают. Вот посмотрите: 91%. Кстати говоря, довольно смешно — у нас же есть приложение и для iPhone, и для Android, и уже довольно много людей, тысяча, слушают эту передачу и наш канал, как радио. В прошлый раз я показывал слайды, но не читал их. И получил очень много возмущенных откликов типа: «Ну, читай! Мы же не видим, что ты там показываешь». Так вот, буду читать. Значит, информированность очень хорошая — 91% людей знает, что будут процедуры, которые называют «выборами», что-то слышали — 8%. Ну, то есть сработал телевизор, работает ЦИК.

Дальше мы спрашиваем жителей Екатеринбурга, жителей всех крупных городов: «А про кого вы слышали, что они будут участвовать в выборах?». И мы видим результаты на следующем слайде: 91% людей, то есть почти все, знают про Путина, на втором месте идёт Собчак — то же самое, как во всей остальной России, в основном все слышали про Путина и про Собчак, про них очень много передач по телевизору. Такая же картина, как и по всей стране, у нас получилась в Екатеринбурге: знают про Жириновского, Явлинского, а каждый четвертый считает, что на выборы идёт Зюганов, и 22% — что на выборы идет Миронов, хотя оба они не идут, но вот у людей в голове как-то живёт эта мысль. Поэтому здесь мы спросили про Грудинина — нам очень любопытен Грудинин. Давайте посмотрим на следующий слайд. Мы задали открытый вопрос: «Кто же идет от КПРФ?»

32% людей говорят, что Грудинин, они знают верно, но 13% людей по-прежнему считают, что это Зюганов, а 51% вообще затрудняется с ответом и не может сказать, кто же идёт от КПРФ.

Перейдем к двум последним и самым важным слайдам — рейтинги кандидатов. Сначала от всех 100%. Мы спрашиваем: «За кого бы вы проголосовали, если бы выборы были в ближайшее воскресенье?»

Самое интересное на слайде то, что внизу написано о том, что о своем возможном участии говорят 65% респондентов. А для всей остальной страны это 75%, то есть мы видим, что в крупных городах уже сейчас на 10% меньше избирателей, чем в целом по стране, собирается идти на выборы. Но эти цифры завышены. Люди всегда, извините, врут относительно своих намерений идти на выборы, потому что считается, что правильный ответ — сказать «да, я пойду на выборы», даже среди тех, кто на выборы никогда не ходит. Но здесь мы видим ту же самую ситуацию: Путин — 56%, если считать от 100%, Жириновский, Грудинин и дальше — уже на уровне погрешности, Собчак, Титов, Явлинский — все по одному проценту.

Последний слайд — самый важный с этой точки зрения. На нём мы видим реальные рейтинги. Вот если бы выборы были в это воскресенье, крупные города — Екатеринбург и Москва — проголосовали бы фактически точно так же, как и вся остальная страна. Меня удивили, честно сказать, эти данные, которые показывают, что отношение к кандидатам в крупнейших городах точно такое же, как в России в целом: Путин получил бы 79% на своих перевыборах, Жириновский и Грудинин боролись бы за 2 и 3 место с результатом по 7%, дальше Собчак, Титов и Явлинский уже на уровне погрешности — у всех них по 1%, «другой политик» — 4%, то есть всё то же самое.

Эта путинская конструкция «перевыборов» не оставляет нам вообще никаких надежд ни на что повлиять на этих выборах. Поэтому идти туда не нужно. Это какие-то подставные люди с минимальным рейтингом, которые прыгают вокруг Путина и не пытаются даже свой рейтинг увеличить.

Нам было интересно посмотреть результаты альтернативного опроса в городе Екатеринбурге, потому что одновременно с нами местная социологическая служба вела опрос. Давайте мы посмотрим, что же они там намерили.

Мы видим что, очень похоже: Путин — 77%, Грудинин — 6%, Жириновский — меньше, в отличие от нас, мы даём ему 7%, они — 3,8%. Дальше: Собчак — 1,3%, Титов — 1%, Явлинский — 0,6%, то есть все в районе 1%.

Как мы видим, результаты очень похожи на наши. Но крайне интересно: они замерили антирейтинг. В следующем нашем опросе мы тоже будем антирейтинг измерять. Довольно интересные цифры. Это крупнейший город — Екатеринбург.

Антирейтинг: Путин — 3%, Грудинин — 13%, Жириновский — 32%, Явлинский — 24%, Собчак — совершенно фантастический антирейтинг в 80,5%. Столько людей говорит, что никогда в жизни не проголосовало бы за такого кандидата. Это довольно интересно и, собственно говоря, и есть главная причина того, что именно Собчак сейчас продвигают в телевизоре, как главного «оппозиционного» кандидата.

Очевидно, что эти огромные антирейтинги приведут к очень низкому результату, а нам всем потом расскажут о том,что оппозиционный кандидат выступил не очень успешно.

Хотите быть частью этого всего — идите на выборы и участвуйте в возне вокруг путинских процентов. Хотите нормальных выборов — бойкотируйте их, призывайте всех бойкотировать, требуйте, чтобы всех кандидатов допустили, участвуйте в забастовке избирателей.

Портить бюллетени: работает ли это?

Мне, в связи с этим, пишут каждый божий день, и я вижу, что и твиттер забит. Мне говорят: «Алексей, но ведь можно приходить на выборы и портить бюллетени, и недействительные бюллетени могут понижать рейтинг Путина, потому что его процент считается от общего количества. Половина избирателей, представляете, приходит на выборы и в дружном экстазе — по вашему мощному призыву через канал „Навальный LIVE“ — портит бюллетени, рисует на них крестики, пишет неприличные слова, или вписывает „Навальный“, или рисует рожицы. И всё, будет меньше 50% у Путина».

Давайте прикинем реалистичность этого сценария. Чтобы не быть голословным, я вам даже циферки подготовил, чтобы мы с вами закрыли этот вопрос навсегда. Давайте посмотрим, сколько в истории России, начиная с 1996-го года, было испорченных бюллетеней на выборах.

Испорченные бюллетени на выборах в России с 1996 по 2012 год, %

Смотрим на этот совершенно потрясающий график. Вы видите — вверху синяя полосочка? Это график того, сколько процентов набрал кандидат-победитель. То есть для 1996-го года (у нас здесь есть и первый тур, и второй тур) это Ельцин, всё остальное — это Медведев и Путин соответственно. А внизу, вы видите, прижимается к полу красная полосочка — это количество недействительных бюллетеней, которое было в новой истории России.

Обратите внимание: в первом туре в 1996-м году было 1,43% испорченных бюллетеней, во втором туре — 1,05%. И в это время была ещё графа «против всех». В 2000-м году — меньше 1% испорченных бюллетеней. В 2004 году — помните эти выборы? Это совершенно чудовищные выборы были: Хакамада, Глазьев, Малышкин (Жириновский тогда не пошёл, а был охранник Жириновского — Малышкин). И, всё равно, испорченных бюллетеней всего лишь 0,83%, т.е. минимальное количество.

А потом графу «против всех» убрали и, казалось бы, сейчас люди начнут портить бюллетени. Всё равно, на выборах 2008-го года испорченных бюллетеней 1,36%; на выборах 2012-го — 1,16%, несмотря на то, что многие призывали портить бюллетени.

Поэтому, друзья мои, давайте раз и навсегда решим и больше не будем к этому возвращаться: не работает стратегия порчи бюллетеней, не работала никогда. Я могу вас к этому призвать, я могу убедить, наверное, через наши методы миллион человек максимум испортить бюллетени. Но мы никогда не убедим большие народные массы. В конце концов, наша задача не внутри одного процента оперировать. Наша задача — убедить 30%, 40% населения в чём-то участвовать. Они не будут портить бюллетени. Они относятся к этой бумажке, к этому бюллетеню, как к некой ценности, и человеку кажется глупым его портить.

То есть это какой-то бред: прийти на выборы для того, чтобы его зачем-то испортить. Это не работает нигде, не сработает никогда, и давайте закроем тему с испорченными бюллетенями. Не получается!

Конечно, было бы красиво, если, сказав «давайте портить бюллетени», действительно можно было бы получить большие проценты. Никто этого делать не будет кроме какого-то ядра активистов, которое я смогу убедить. Люди так делать не будут. Мы получим снова 1% испорченных бюллетеней, из которых подавляющее большинство будут просто люди, сделавшие техническую ошибку: проголосовали в двух местах или что-то неправильно чирканули — бюллетень испортился. Будет 1% испорченных бюллетеней, нам скажут: посмотрите, оппозиция, вот они получили их проценты от тех, кто голосовали — Явлинский, Собчак, Титов, — по одному проценту и испорченных бюллетеней 1% — всё, это их потолок. Поэтому не нужно этого делать. В Кремле сидят не идиоты, когда они продумывали выборы, чтобы их результатом было бы голосование за Путина на уровне 70%, они, конечно, об этом тоже подумали, и не существует никакой хитрой электоральной стратегии, чтобы мы с вами, идя на выборы, их обманули. Стратегия на выборах может быть одна: есть кандидат — голосуем за этого кандидата, нет кандидата — тогда ничего уже не работает, никаким образом мы их не перехитрим. Мы должны противодействовать одним образом — бойкотировать и выходить на митинги. Поэтому давайте, пожалуйста, больше не будем обсуждать порчу бюллетеней.

— Пожалуйста, покажите мой пост. Уважаемые москвичи, когда увидите, что Алексея начнут паковать в автозак, ни в коем случае не отпускайте его, окружите машину и не отпускайте.

— Не надо этого делать. Во-первых, меня чаще всего задерживают около дома или на выходе здесь. Последние три раза меня арестовывали заранее перед митингом. Если это происходит на митинге, как это было 26-го числа, не надо меня отбивать и вытаскивать из автозака.

У меня автобус качали, машины выносили на проезжую часть. Не нужно этого делать! Главная задача наших митингов — массовость. Вы должны прийти и там быть, двигаться, чтобы это было как шествие. Вы должны агитировать людей. Вот вы перегородите автобус, он никуда не уедет, и все скажут: «Мы не отпустили Навального». Но не Навальный же задача, не охрана Навального, не продвижение Навального. Задача этих митингов — требование честных выборов. Поэтому давайте сконцентрируемся на том, чтобы выходить в как можно большем количестве. Будете меня отбивать — снова дадите им возможность возбудить уголовное дело. Ну, посадят меня на 30 суток — ничего, отсижу, выйду, ничего не случится. Вы сами знаете, что делать.

— Будет ли акция ещё, после этой?

— 22 минуты распинаюсь, так и не смог вам донести этой идеи. Конечно, будет, потому что это самое главное — проводить акции, выводить людей на улицы. Это довольно непростая задача, особенно в России, особенно зимой, но без этого ничего не получится.
— Добрый вечер. Служили ли вы в армии?

— Нет, я в армии не служил, потому что у меня была отсрочка в институте. Очень хорошо отвечать вот так: «Я в армии не служил, как и наш Министр обороны».
— Привет! Вы сказали, что акция 28.01 в Санкт-Петербурге будет на Площади Пролетарской Диктатуры в соответствии с законом. Но проведение мероприятий на этой площади запрещается, т.к. она непосредственно прилегает к зданию, где находится суд. Почему не Дворцовая?

— Во-первых, в законодательстве вашего города митинги на Дворцовой прямо запрещены. Действительно, был отказ на Площади Пролетарской Диктатуры, потому что, как сказала судья в ходе заседания: «У нас тут суд недалеко, и то, что вы там кричите, будет слышно внутри суда». Это было одно из оснований отказа. Значит, нужно собираться и кричать так сильно, чтобы внутри суда это услышали очень чётко и ясно. Невозможно запрещать акции на таких основаниях.

У нас есть право собираться мирно: оно гарантировано Конституцией, оно гарантировано Европейской конвенцией, оно гарантировано здравым смыслом — всем гарантировано. Мы же не сумасшедшие люди, мы не собираемся всё время перегораживать Невский проспект или крупнейшие улицы. Нет! Мы готовы пойти на разумный компромисс с властями всегда. В центре Москвы и в центре Питера достаточно места, где горожане могут провести митинги. Раз они не дают эти места — мы проводим там, где считаем нужным. В этот раз штаб забастовки решил — площадь Пролетарской Диктатуры. Я не очень хорошо представляю географию Питера, к сожалению, и не собираюсь давать советы на эту тему — это питерское решение.

— Алексей, как вы относитесь к украинцам, которые вас поддерживают?

— Я ко всем хорошо отношусь, кто меня поддерживает, спасибо всем большое за поддержку.
— Почему в статистике не учитываете свой возможный рейтинг в случае допуска на выборы? Думаете, с доступом на телеканалы вы смогли бы его сильно изменить?

—Я так понимаю, имеются в виду соцопросы. Мы не учитываем, потому что не хотим какие-то гипотетические сценарии измерять. Есть сейчас ясные кандидаты, которые, очевидно, будут допущены до выборов, и есть общественное мнение, которое видит этих кандидатов по телевизору. И включать туда меня, или Гарри Поттера, или Волан-де-Морта не имеет никакого смысла. Наверное, какие-то данные мы получим, но их ценность будет равна нулю.

Мы меряем рейтинги кандидатов для того, чтобы вас не обманули, чтобы вам не рассказывали сказки, что от вашего голосования на этих выборах что-то зависит. Ничего не зависит, это просто переназначение, гарантированные путинские 70%. Поэтому мы делаем очень честные опросы, чтобы ни ВЦИОМ, ни ФОМ, ни все остальные не могли врать вам.

— Только бойкот, только хардкор!

— Совершенно верно.
— После выборов ваши штабы будут функционировать, ничего же не пропадёт?

— Конечно, ничего не пропадёт. Ничего не может пропасть, потому что штабы — это же не только помещения, это люди, которые хотят работать в этих штабах
— У Путина высокий рейтинг по вашей социологии, значит, всё-таки есть огромное количество людей, его поддерживающих?

— Конечно же, есть большое количество людей, поддерживающих Путина, абсолютно правильно. Он был президентом много лет, его показывают по телевизору непрерывно 18 лет, и даже просто в силу действия пропаганды его поддерживает много людей. И, конечно, есть существенное количество людей, которые разделяют его безумные взгляды на действительность.

Наверное, и в вашем окружении есть куча людей, которые на любой вопрос отвечают фразой: «А вы видели американский госдолг?». Есть такие люди, они поддерживают Путина. Но эти данные, которые мы показываем, — это избирательная предвыборная социология. Это рейтинг Путина именно в раскладе с конкретными кандидатами. Это не рейтинг Путина вообще, а рейтинг Путина в сравнении с Явлинским, Собчак, Грудининым, Жириновским и Титовым.

В этом и смысл кремлёвского обмана. Если бы были другие кандидаты, я в том числе (я не единственный кандидат, на мне свет клином не сошёлся; все кандидаты, которые имеют право быть допущенными, должны быть допущены), рейтинг Путина был бы совсем другой. Потому что эти кандидаты (я, например) намеревались вести избирательную кампанию; я её и вёл год, я бы её и дальше вёл; я бы обрушивал рейтинг Путина, как весьма эффективно вместе со своими товарищами обрушил в своё время рейтинг Собянина, просто сейчас мы действовали бы ещё лучше, потому что у нас гораздо больше бы времени было. Эти же — те, которые сейчас будут в бюллетене — они ничего не делают для обрушения рейтинга Путина, поэтому у него 77%. Именно поэтому, а не потому, что у него есть какая-то там огромная поддержка.

— Кто же запретил Сталину умирать?

— Большое количество вопросов на эту тему, и сейчас это такая штука, которую обсуждают. Вы знаете, что есть американский фильм — «Смерть Сталина», — и этот фильм внезапно был запрещен Министерством культуры, как обычно у нас это бывает — по просьбам трудящихся. Причём сам министр культуры Мединский совсем недавно заявлял о том, что «не будем запрещать, пусть идёт себе кинокомедия», а сейчас запретили.

<strong>Кто запретил Сталину умирать</strong>

Почему? Это, знаете, как в детских передачах: «Те из вас, кто следит за моей программой, знает, почему это произошло». Потому я уже несколько месяцев говорю здесь об этом, что главной идеологической опорой путинского режима становится бесконечное «обижание» на всех. Они ищут какой-то повод обидеться и оскорбиться, придумывают, если такого повода нет, и дальше рассказывает о своих оскорбленных чувствах. И мы уже увидели и депутатов, и каких-то правнуков и внуков Сталина и Хрущева, почему-то живущих в США, которые заявили, что они, конечно, оскорблены. Депутаты Госдумы оскорблены, какие-то другие люди оскорблены. Поэтому фильм запретили.

Сегодня его показали в кинотеатре «Пионер», нарушив какие-то правила, без прокатного удостоверения. Уже одни восхищаются: «Какие молодцы в кинотеатре «Пионер». И правда молодцы! Министерство культуры уже, отбросив все дела, заявляет: «Мы накажем кинотеатр «Пионер», потому что они не имели права показывать это». Такое впечатление, что они порнографический фильм показали, а не вполне себе нормальный полнометражный фильм, который во всём мире демонстрируется.

Они без конца ищут, на что обидеться. Вот сегодня тема их обиды — это фильм о смерти Сталина. Но я хотел о другом сказать. Много уже обсудили это все, и понятно, что это будет дальше происходить. Мне интересно было посмотреть, кто же там обиделся? Вот кто, формально, те люди, которые вышли к нам, ко всем 145-ти миллионам человек и сказали:

«Мы так обижены, что вы все смотреть это тоже не будете. Это вас тоже обидит. Вот, посмотрите на нас. Мы — ваши представители».

Это был некий Общественный комитет при Министерстве культуры, где находятся какие-то разные люди, большая часть из них странные. Я смотрел этот список, кто же эти обиженные, и похоже ли на то, что это те люди, которых так сильно беспокоит эта тема. И вижу фамилию, например, Игоря Угольникова.

Те из вас, кто постарше, помнят, что было в 90-е годы «Оба-на! Угол Шоу». Тогда это было довольно смешно. Я тогда смотрел все выпуски, сейчас это смотришь, и, честно говоря, выглядит небольшим трэшем. Однако именно Игорь Угольников, который выпускал такие рискованные скетчи, сейчас, от нашего имени, обижен на фильм «Смерть Сталина». Давайте посмотрим: если Угольников сказал, что мы не можем оскорблять вождя Сталина, я вам хочу показать отрывок из его скетча 90-х годов про ещё более важную фигуру, с точки зрения российской истории последних лет, товарища Ленина.

[37:18 — 37:57] Видео из «Оба-на! Угол Шоу»

Вот видите, совсем недавно Игорь Угольников, надев бородку и усики, в кепочке изображал Ленина, и это были такого туалетного формата шутки, и всё было отлично, на это никто не обращал внимания, вообще никому не было интересно. Но вот сейчас прошло несколько лет, и Игорь Угольников осознал и понял, что не нужно смеяться над вождями. Ну что же вы, Игорь, не удалили ваши трэшовые шутки с ютьюба, если это так оскорбительно. Спасибо большое, вы спасли нас от ужасного фильма. Но тогда, пожалуйста, спасите нас от своего творчества нескольких лет назад!

Это неинтересно Игорю Угольникову. Он одновременно считает, что делает правильные вещи и может входить в общественный комитет при Министерстве культуры, и от нашего имени решил оскорбляться и за нас определять, что нам смотреть, а что — не смотреть.

Ещё более потрясающий персонаж, который заявил о том, что он оскорблён, и поэтому мы фильм «Смерть Сталина» не увидим — это Сабина Цветкова, сейчас вы увидите её фотографию.

Отгадайте, кто на этой фотографии? Это человек, который входит в общественный совет Министерства культуры России от организации «Офицеры России». То есть перед вами — офицер России, который от вашего имени что-то там делает в Министерстве культуры и от вашего имени заявляет: «Мы не хотим смотреть фильм «Смерть Сталина».

Есть такая организация — «Офицеры России», возглавляет её человек по имени Антон Цветков; я сомневаюсь сильно, что он вообще был военнослужащим, и что он является офицером России, но, может быть, был. Для меня офицер России — это мой отец, который всю жизнь прослужил в армии, или мои одноклассники, которые служат в вооружённых силах. Но вот для государства, для Министерства культуры офицером России является жена Антона Цветкова, который учредил организацию «Офицеры России».

И вот эта жена от лица офицеров говорит нам: «Ты, Навальный, и ты, Иванов, и вы, все остальные, не будете смотреть фильм „Смерть Сталина“, потому что я так решила».

Как ещё с этим бороться? Вот прошли бы в Думу и разогнали все эти странные общественные советы, приняли бы закон, что они вообще не нужны; или были бы СМИ, мы бы в СМИ их растерзали; или были бы суды, мы подали бы в суд на идиотизм и признали бы действия Министерства культуры незаконными (они очевидно незаконны — взяли, отняли прокатное удостоверение у фильма). Мы этого сделать не можем, но мы можем участвовать в уличных акциях, мы должны в них участвовать, поэтому (в том числе и для этого) 28-го числа выходите на улицу.

Мы сейчас 148.000 рублей собрали в рамках операции «Феникс». Напоминаю тем, кто только что включился — 2.300.000 рублей, которые вы перечислили, арестованы незаконно на счету нашей организации. В течение нескольких эфиров я буду пытаться собрать ровно эту же сумму, чтобы показать — не получится у них, ликвидируя наши организации, обрезать нам фандрайзинг. Я и через ютьюб что-то смогу собирать.

Смотрим, что вы у меня спрашиваете... Тут много шуток про этого «офицера» России и отдых на Бали с хэштегом #сказочноебали.

— Алексей, очень много людей знает, почему идет война в Сирии: газопровод, Катар и т.д. Почему вы молчите?

— Ребята, это полная чушь. Очень много идёт спекуляций: «война в Сирии идёт из-за того, что газопровод, какой-то газ из Катара». Не из-за этого! Почитайте более интересные статьи, не из-за этого идёт война в Сирии.

...тут фотографии Путина обнаженного и полуобнаженного на купании. Не буду особо комментировать. Хочет купаться — пусть купается. Я уж не знаю, в тёплой воде он купался, в холодной — какая разница? Много людей купается в проруби, это уже мало отношения имеет к православию, это просто такая традиция. Купаются — и слава Богу.

— Чего мы добьемся бойкотом? Ну будут выборы, Путин станет президентом, ничего не изменится.

— Это не предположение. Так называемые «выборы» 18 марта приведут к тому, что Путин переназначит себя на следующие 6 лет с показателем больше 70%. Мы бойкотируем выборы для того, чтобы показать — мы не хотим признавать это выборами, мы не признаем выборами процедуру, куда не допущен кандидат, и мы будем критиковать это, мы будем всех призывать к тому, чтобы не признавать эти результаты. Вы имеете право не признавать результаты и не признавать эту власть, если не ходили и за неё не голосовали, если с самого начала говорили, что это фальшивка, а не выборы. Ровно это мы и делаем.

Вопрос: «Ну, не пойдём, будем бойкотировать, что это изменит? Обрушится ли завтра путинская власть, 19 марта, рухнет она?» Ответ: «Нет, не рухнет! 19 марта Путин начнёт готовиться к инаугурации, проведёт её 20 марта, будет снова идти по ковровой дорожке, и будут стоять рядом солдаты с ружьями, и все нам будут говорить про то, как он классно ещё 6 лет будет исправлять ошибки предыдущих президентов, как будто предыдущим президентом (и до этого, и до этого, и до этого) был не сам Путин». Конечно же это случится. Наш бойкот — это политическое действие по непризнанию фальшивки выборами. Вы выборы признаёте? Не признаёте? Значит — не ходите.

Это — ваша личная политическая борьба.

— Что делать, если родители не отпускают на акцию 28 января, но очень хочется?

— Обычно в таких случаях я говорю: «если нельзя, но очень хочется, то можно». Всё зависит от того, сколько вам лет. Если вы в таком возрасте, когда запрет родителей играет существенную роль, то нужно, конечно, слушаться родителей. Но я бы начал с того, что нужно родителей убедить, показать им эту программу, показать акции, которые прошли в вашем городе, показать, что на самом деле это почти всегда абсолютно безопасно. Ну да, есть, безусловно, административно задержанные. Меня постоянно задерживают, но я же сижу перед вами здесь. Поэтому просто поговорите с родителями, а ещё лучше — возьмите с собой родителей, идите вместе с ними и поучаствуйте в этой акции, пусть родители убедятся, что ничего там нет ужасного.

Большая Палата в ЕСПЧ

К вопросу об акциях, родителях, арестах и т.д... Меня много спрашивали о том, как же я съездил в Европейский Суд по правам человека. Туда я съездил хорошо. Там решался главный вопрос: признавать ли аресты на митингах, которым я был подвергнут (там было несколько арестов и задержаний — 7 эпизодов в пяти делах), политическими. То есть сами по себе эти дела я уже выиграл (я и мои адвокаты, которым спасибо большое), по всем этим делам будут выплачены компенсации — пресловутые эти 10.000 евро за каждый арест.

Было уже признано, что эти аресты незаконные, значит, Навальный был незаконно задержан. Для нас сейчас очень важно, чтобы суд официально признал, что это было сделано по политическим мотивам. Несмотря на то, что каждому, кто здесь сидит в России, очевидно, что такое происходит по политическим мотивам, это ещё не было признано судом, и Европейский суд крайне неохотно относится к идеям о том, чтобы признать то или иное дело политическим.

Последний раз российское дело было признано политическим и признали так называемую 18 статью, когда было дело Гусинского — это аж 2003 год, то есть много много лет назад. С того момента ни по одному делу 18 статья не была признана, и идет большая дискуссия в Европейском суде на тему того, можно это сделать или нельзя.

Я был на заседании так называемой Большой палаты. Это довольно редкое событие для страны. Россия за 20 лет в ЕСПЧ 20 раз участвовала в Большой палате, и вот сейчас одно из таких заседаний. Там много судей, очень торжественно, очень интересно, но довольно стрессово. Там нужно готовиться. Мне было, конечно, очень интересно там оказаться. Мне 41 год, я юрист, но это был один из немногих раз, когда я оказался в настоящем честном суде. То есть я в суде постоянно в разных качествах: и в качестве обвиняемого, и в качестве защитника, и в качестве свидетеля, много-много-много раз я был, но в честном в суде я оказался один из первых разов в своей жизни. Это, конечно, производит большое впечатление, когда на самом деле всё зависит от тебя, от твоей позиции, от твоих защитников, от того, насколько правильно вы всё построили. Судьи всамделишные, которым никто не может позвонить по телефону, очень торжественная процедура, конечно, это очень интересно.


К сожалению, решение будет ещё не скоро. У меня все спрашивают: ну а что, вот уже заседание-то прошло, а где решение, тебе уже бумаги-то на руки выдали? Если это случится через 9 месяцев, это будет очень быстро, поэтому мы примерно прикидываем, что это будет никак не меньше года. Мы надеемся выиграть.

Российская Федерация отчаянно сопротивляется и занимает очень агрессивную позицию. Их представитель говорил, что я — человек, который любит, когда его арестовывают. Он прямо доказывал, как всё прекрасно у нас с митингами: «Да им всё время всё разрешают, они сами отказываются всё делать, у нас всё очень хорошо, всё очень либерально, и любые желающие имеют право проводить свои митинги». И они даже не с юридическим, а с политическим подходом свою наглую пропаганду и в Европейском Суде тоже вещают.

Посмотрим, чем это закончится, но мы, конечно, надеемся выиграть и считаем, что закон на нашей стороне. Это будет очень важно для всех последующих дел. Если мы придём к тому, что Европейский Суд впервые за много-много лет вновь признает 18-ю статью, наверное, и по другим аналогичным делам она будет дальше признаваться.

Мы собираем сегодня деньги в рамках операции «Феникс» для того, чтобы компенсировать то, что было фактически у нас украдено сотрудниками ФСБ, сотрудниками Минюста и, увы, примкнувшим к ним Альфа-Банком. Давайте я немножко на эту тему скажу, потому что много вопросов.

Когда мы начали вести избирательную кампанию, понятное дело, я был кандидатом; когда ты открываешь штабы в регионах, ты не можешь открывать их от своего имени; я не могу сидеть и подписывать миллион договоров. Мы организовали специальное юридическое лицо, которое называлось фондом «Пятое время года». Он вполне себе легально действовал всё это время, и именно от него мы заключали все договоры, нанимали людей, печатали листовки. Это было юридическое лицо, от которого мы всё делали.

Когда мы приступили к нашей забастовке избирателей, Кремль её страшно перепугался. Он увидел, что наши штабы не расходятся, они наполнены высокомотивированными людьми, которых нельзя просто так выключить, сказав: «Мы Навального не пустим на выборы». Они ожидали, что у нас все разойдутся, а все сказали: «Нет, мы не разойдёмся, мы продолжим выступать, мы отказываемся признавать это выборами и будем делать забастовку». И тут они решили просто нам закрыть этот фонд для того, чтобы нашу организационную деятельность ликвидировать. Такое бывает сейчас — они вообще всё пытаются закрыть, некоммерческие организации в частности. Но чаще всего, в 100% случаев, это процесс, который занимает месяцы. Мало того, законодательство так устроено, что как минимум месяц у нас есть.

Смотрите: суд принимает решение ликвидировать фонд «Пятое время года». Дальше на обжалование даётся месяц. В течение этого месяца решение в законную силу не вступает, т.е. ничего нельзя сделать. Мы по-прежнему можем работать, и по апелляции будет принято решение (понятно, какое, ликвидируют через месяц).

Но что сделали эти жулики: судебные приставы по решению, которое не вступило в законную силу, побежали и наложили аресты на счета. И Альфа-Банк заявляет нам, что наш счёт с 2,5 млн. рублей заблокировал. Причем заблокировали очень интересно — они пишут, что на этом счёте долг в триллион рублей. Если есть триллион рублей, положи его — и тогда всё заработает. Довольно издевательская ситуация была, она абсолютно незаконная: нет решения суда, и по несуществующему решению суда судебные приставы блокируют нам счета, а банки выполняют эти незаконные решения. Было очень интересно получить какой-то комментарий от Альфа-Банка в частности — это крупный банк. И интересно, как оказалось легко: ФСБ захотела, направила бумажку в Минюст — и арестовали счёт абсолютно незаконно. Мы — маленькая НКО, но точно так же можно сделать у большой НКО, у большой компании, у банка. У кого угодно можно завтра прийти и арестовать миллиард рублей, просто потому, что хочется, без судебного решения. Было интересно получить комментарий Альфа-Банка, и один из его руководителей, Олег Сысуев, рассказал своё личное отношение к этому в эфире «Эха Москвы»...

[52:52 — 53:30] Видео Олег Сысуев в эфире «Эха Москвы»

Вот видите, даже руководитель Альфа-Банка (правда, оговорившись, что в личном качестве) мягко выражает недоумение: как же это могло так быстро случиться, что раз — и заблокировали. Любой из вас, кто имел дело со службой судебных приставов, знает, что это люди, которые месяцами исполняют решения, годами исполняют решения, там вообще ничего нельзя добиться.

Типичный судебный пристав — это человек, который сидит, а рядом с ним — вот такого размера (выше Алексея) папки с бумагами, и он неделями не делает ничего. Если вы захотите взыскать с кого-то деньги, пока вы не занесёте ему взятку, он даже шевелиться не будет. В нашем случае судебного решения нет, и уже всё заблокировано, и даже Альфа-Банк признаёт, что это выглядит как-то очень странно. Позиция такая: «Ну, а мы куда денемся? Мы должны выполнять. Мы примерно понимаем, что это незаконно, примерно понимаем, что это мухлёж, но должны выполнять».

Какое развитие может быть у страны, какое привлечение инвестиций? Любой иностранец видит на примере нашей ситуации, что, даже если ты открываешь счёт в банке, который подходит под первую категорию надёжности, и каким-то хмырям не понравится, что ты делаешь — ты приходишь в банк, а все твои деньги арестованы. И судебного решения-то ещё нет, и ты вроде пытаешься судиться, ты считаешь, что читал гражданско-процессуальный кодекс, понимаешь, как делаются арбитражные дела, уголовные дела, и это невозможно юридически никак — а вот оно так вот арестовано.

Вот мы уже почти 200.000 рублей собрали в рамках операции «Феникс». Мы пытаемся собрать эти 2.300.000 рублей, которые арестованы незаконно, для того, чтобы ещё раз передать большой привет Владимиру Путину и сказать, что ему не удастся прекратить нам финансирование до тех пор, пока есть люди, которые нас поддерживают.

Чеченский немитинг

Про чеченский немитинг давайте вам расскажу.

Вы же помните, была такая классная история, когда во времена событий в Бирме, которые действительно были геноцидом мусульманского населения (там их резали), была волна возмущения по всему миру. Отдельное возмущение возникло почему-то в Чеченской республике. Оно, кстати говоря, возникло, а потом точно так же пропало: заявление делали, что поедем воевать в Бирму, захватим её, уничтожим… так, вот, пооскорблялись, повозмущались, а потом куда-то это всё пропало. Видимо, Министерство иностранных дел или Кремль сказал: «Успокойтесь, это не ваше дело.»

Но! В рамках этого всего был потрясающий эпизод — внезапный спонтанный митинг около посольства в Москве, который инициировало, по-моему, руководство Чеченской республики: «Давайте, мусульмане, идите к посольству Бирмы, протестуйте!»

Там был совершенно потрясающий митинг, давайте посмотрим видео...

[56:49 — 57:28] Видео с немитинга в Чечне

Ну, как по-вашему, похоже это на митинг? Весьма похоже: люди скандируют, что-то говорят и даже полицейские им орут: «Граждане — расходимся!». Я оговорюсь, вне контекста того, что обсуждали на митинге, у них есть полное право это делать. Эти люди, мусульмане, чеченцы, дагестанцы — кто угодно, имеют полное право подавать заявку и сразу выходить на митинг. В этом случае никакой заявки не было и для российского законодательства — это типичная несанкционированная акция, но, с моей точки зрения, у них есть полное право. Они могут прийти, желательно не перегораживая проезжую часть, и выступать со своими протестами.

Но нам же интересно, мы это сравниваем с собой, смотрите: в центре города перегородили улицу, полиция им кричит, они её не слушаются и вообще — ни задержаний — ничего, всё чинно-благородно. А меня просто за вот эту передачу сажают на 25-30 суток.

Поэтому, мы написали в прокуратуру: «Аллё, прокуратура, объясните нам, а как вообще такое может случиться, что нас всё время сажают за это, а здесь вообще ничего не происходит?».

И мы получили на днях ответ из прокуратуры, фантастический, потрясающий. Они сообщают нам, что это был не митинг, потому что уведомление на митинг не подавали. Поэтому не было ни митинга, ни нарушения общественного порядка, вообще ничего не было, а митинг является митингом только в случае, если подаётся уведомление.

То есть если бы я без подачи уведомления призывал вас: «Приходите на улицу Тверскую!», — то вообще не было бы проблем, никого бы из нас не задержали, и прокуратура именно так бы на это отреагировала?

Видите, какие мерзкие, наглые жулики? Ну, соврали бы что-то другое, сказали бы, что да, это было несанкционированное мероприятие, но оно закончилось без всяких последствий… и поэтому… ну, и ладно. Так они и должны сказать. Я не вижу никаких проблем. В чём последствия? Хорошо, пробка была, но они ничего не сожгли, никого не убили, покричали, выглядело это, честно говоря, не очень для обычного москвича, но никто не умер от этого. И не нужно никого задерживать или сажать. Вот так бы и написали нам, но какие же лживые мошенники!

Это та же прокуратура, про которую сейчас мэрия Москвы говорит: «Навальный, если ты будешь призывать — мы на тебя пожалуемся в прокуратуру!». Ну, тогда получается вообще всё ОК, в чём ко мне претензии?

Но вы посмотрите, что завтра эта же прокуратура, лживая и отвратительная, будет мне выпускать предостережение: «Не имеешь права, ты, Алексей, делать это, а если ты выйдешь на улицу 28-го, мы предпримем к тебе соответствующие меры». Предпринимайте ко мне соответствующие меры, но я не прекращу этого делать! Я не хочу жить в стране где такое происходит, где, очевидно, есть люди двух сортов: одним можно всё, а другим — ничего: Кадыров решил провести митинг — пожалуйста, проводи, а если вы против коррупции или против того, что не допускают кандидатов на выборы, против этой фальшивки, вам мы всё запретим, вы вообще здесь не люди, вы — никто.

28 января митинги проходят по всей стране. Давайте выйдем и покажем, что нет, мы существуем, мы отказываемся считать, что мы — никто, и до тех пор, пока вы не будете учитывать наши интересы, мы будем выходить на улицу.

Это — самое важное, и ничего важнее сейчас сделать нельзя.

В воскресенье увидимся, 28-го числа в 14:00 в Москве на Тверской улица, Санкт-Петербург — площадь Пролетарской Диктатуры.

Во всех остальных городах — по ссылке в описании этого видео ищите свой город, вступайте, увидимся в воскресенье.

Счастливо! Мы победим!

Поддержать кампанию
Программа передач
Расписание прямых эфиров на канале Навальный LIVE
КактусПн–пт, 9:00
НовостиПн–пт, 12:00, 15:00, 19:00
ЮрфакВт, 17:00
ОблакоВт, 19:30
ШтабСр, 17:30
Подпишитесь на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели