Об этом не расскажут по телевизору

Черный воронок и белый микроавтобуc. Записывайтесь в наблюдатели

20 часов 18 минут в Москве, в студии Алексей Навальный или «Человек, который откровенно не соответствует политическим масштабам самой большой страны в мире», как назвал меня один из кремлёвских политологов. Я очень, очень рад быть с вами, поскольку большинство наблюдателей уверяли, что ближайшие 3 выпуска как минимум я не смогу вести эту программу, потому что буду отдыхать в спецприёмнике. Тем не менее, этого не случилось. Какая-то непонятная для меня вещь произошла — 28 числа меня задержали, и я уже приготовился уезжать на 30 суток. А потом внезапно меня отпустили.

И сейчас — поразительная вещь — я добиваюсь от полиции и от всех, кто мной занимается: «Ну давайте, судите уже меня наконец!»

Не хотят! Адвокат приходит — ни одного документа ей не дают. Протокол мне до сих пор не выдали на руки, когда суд, говорят, неизвестно.

Судя по всему, план довольно простой: посадить меня не сейчас. Потому что, если посадить меня сейчас, я выйду через 30 дней, то есть 1 марта. Нужно посадить таким образом, чтобы я непосредственно перед выборами, перед днём голосования, а лучше в день голосования, а ещё лучше — весь март просидел в спецприёмнике. Путину почему-то кажется, что если меня ТОГДА засадить, то вы будете меньше работать, наш штаб снизит «накал» забастовки. Этого совершенно точно не случится. Но готовьтесь к тому, что через некоторое время в этом эфире меня будут замещать другие люди. Ну, ничего страшного: сейчас пересажали всех ведущих «Кактуса» — находим же людей, которые заменяют, и меня тоже заменят. Всё будет совершенно нормально.

Классно! Все молодцы, кто участвовал в акции 28 января. Это было очень круто, это было замечательно и просто-напросто потрясающе. Меня, естественно, спрашивают, как я оцениваю итоги акции. Я оцениваю итоги акции таким образом: мы убедились, что создали живую политическую сеть. Акция прошла в 118-ти городах России, причём в 27-ми из них мы вообще не понимали, кто и как её готовит. В большей части страны было ужасно холодно. В 26-ти городах акции были не санкционированы, тем не менее, они прошли. Это означает, что мы с вами, друзья мои, 225 млн рублей не вбухали непонятно куда, а построили настоящую политическую сеть. Где-то выходит больше народу, где-то выходит меньше. Когда выходит немного, хочется, чтобы выходило больше. Но, так или иначе, это работает. Мы с вами что-то придумываем и решаем: давайте проведём общероссийскую акцию. Мы нажимаем здесь на кнопку запускающую, и начинает она работать, эта нервная система: сигнал по ней проходит, и во всех городах начинают люди что-то делают. Этих людей никто не заставляет, этим людям никто не платит деньги; они сами понимают, что они — часть этой живой политической системы. Это самое главное.

Лица врагов Путина

Все акции и вообще политику в стране нужно познавать в сравнении. У нас страна очень инертная и здесь что-то сделать в плане политики очень сложно, тем более проводить массовые акции. С чем сравнить? Коммунисты проводят всероссийскую акцию протеста «За социальную справедливость!» 3 февраля. Они объявили, что будет общероссийская акция протеста. Не то, чтобы я хочу сейчас посмеяться над коммунистами и потроллить, но давайте посмотрим: это же вторая по величине политическая сила страны, которая получает из бюджета миллиарды рублей, у которой депутаты есть в каждом субъекте федерации, в каждом городе есть депутаты, сотни тысяч членов партии, в Госдуме у них фракция много-много лет, чёрные автомобили, мигалки даже есть (или были). Но вот посмотрите, как пройдёт их всероссийская акция, и сравните с нашей (примерно в одно и то же время они проходят, поэтому на погоду ничего не спишешь), и вы увидите, что мы с вами создали самую большую реально существующую живую политическую сеть страны. Обычно как это происходит: были выборы или партийное строительство, денег потратили кучу, и всё это растворилось и не существует. А у нас не так: мы сделали эту вещь, и она работает на нас. Это очень большое достижение. Эта сеть принадлежит ни мне, она принадлежит ни ФБК, она не принадлежит даже штабу избирательной кампании — она принадлежит вам. Я очень рад, что вы именно так к этому относитесь, пользуетесь ею, участвуете в ней, выходите и занимаетесь этим всем — это просто-напросто потрясающе.

Естественно, идет довольно бодренькая реакция властей на создание этой сети и на работу этой сети. Эта бодренькая реакция проявляется во всех видах, довольно много людей незаконно привлекли к ответственности: арестованы около 40 человек, достаточно многих оштрафовали незаконно.

То есть боятся нас. Мне самому довольно сложно было оказаться на Тверской 28 января, это был целый второсортный боевик или комедия. За мной, руководителем ФБК Романом Рубановым, начальником штаба Леонидом Волковым и за нашим главным юристом Иваном Ждановым накануне любых акций плотная слежка: много людей, много машин, каждый твой шаг контролируют. Мне очень хотелось попасть на акцию; я был на акции 26-го марта, а на всех остальных акциях я даже не побывал, потому что меня задерживали всегда дома.

И я сказал себе: «Алексей, даже если тебе придётся совершать какие-то комические действия, типа бежать от погони, постарайся, пожалуйста, 28-го прийти на Тверскую».

Мне это удалось. На самом деле это выглядело, как во второсортном боевике, только никого не убивали и ничего не взрывалось: из машины я выпрыгивал в метро и убегал от слежки. Люди, которые следят за тобой, сначала делают вид, что просто идут и тебя не замечают, потом они за тобой бегут, ты запрыгиваешь в вагон метро, и они за тобой запрыгивают. Если кто-нибудь когда-нибудь увидит съёмки камер наружного наблюдения в метро с того момента, как я сбежал в метро от этой наружки — будет очень смешно. Бежишь и думаешь: «Ё-моё, тебе 41 год и ты юрист — чем ты занимаешься?» Но, с другой стороны, я бежал и думал: «Наверное, это и называется — интересная жизнь». В любом случае, я был очень счастлив, что хотя бы ненадолго оказался на Тверской улице. Ближайший офицер полиции, который меня увидел и опознал, конечно, сразу сообщил, сразу подъехал какой-то автобус, эти космонавты и задержали меня. Беготня по метро, два дня пришлось не ночевать дома, отключив телефон — довольно странная и низкопробная шпионская история. Тем не менее, в результате этого всего я смог выйти 28-го числа на улицу, увидеть вас всех, вместе с вами пройти хотя бы несколько сот метров, чему я очень рад.

В регионах людей тоже плющит. Почему? Потому что боятся. Я очень рад тому, что я вижу — не запугали они никого. Никого им не удалось запугать. Довольно неприятно, довольно большие административные сроки получают некоторые люди — 30 суток координатор в Петербурге получил, в Калининграде 20 суток. Но, тем не менее, никто не сдаётся, никто не боится, все участвуют. Все понимают, насколько ценна наша политическая сеть и как в ней нужно работать.

— Как вы считаете, реально ли в ближайшее время организовать акцию, сопоставимую по численности с Болотной 2012 года?

— Реально. Но, как вы помните, Болотная 2012 года — это была согласованная акция. Собственно говоря, почему с 2014 или даже с 2013 года нашей группе не согласовывается ни одна акция (нас всё время отправляют либо в Марьино, либо в Щукино, либо мы проводим несанкционированные акции)? Потому что они боятся. Если бы мы месяц готовили санкционированную акцию, на которую всегда людей выходит на порядок больше, то, я думаю, это возможно. Просто власть этого боится, поэтому она и не разрешает. Но когда на несанкционированную акцию выходит 20 или 30 тысяч человек — это, в переложении на совсем легальную версию, санкционированную, Болотная и получится.

41 человек на настоящее время получил административный арест, у нас есть штрафы и так далее. Очень, очень боятся любых наших действий. Совершенно комичные сегодня приходили новости о том, что (действительно, верифицирована это информация) в регионах России, там, где висят баннеры с Путиным (ну, видели — традиционные такие баннеры с Путиным), стоят полицейские машины. Люди обратили на это внимание, начали выяснять. Выяснили, что полицейские натурально караулят эти баннеры.

Сегодня из Новокузнецка пришло ещё одно подтверждение: да, на самом деле так и есть, полиция охраняет рекламные баннеры Путина, чтобы никто на них не написал: «Вор», потому что это происходит в некоторых регионах. Представляете, что чувствует полицейский России, который давал присягу, который считает, что занимается чем-то полезным в своей жизни: он должен всю ночь сидеть в машине (причем часто их просят в гражданских машинах сидеть, в гражданской одежде), охранять баннер всенародно любимого Владимира Владимировича Путина, чтобы никто не пришёл и не написал на нём из баллончика: «Вор». Вы знаете, что делать, но внимательно следите: если рядом какая-то машина и караулят какие-то два человека, то это полиция.

Ладно, баннеры — наши листовки (обычные, партизанского формата листовки) настолько считаются опасными, что Центризбиркомы ряда регионов заявили о том, что они преступные. Сегодня Мосгоризбирком в Следственный комитет обратился с заявлением: «Проверьте, пожалуйста, не является ли эта листовка уголовным преступлением». Представляете, в какой они панике находятся просто из-за того, что вы эти листовки печатаете, вешаете по подъездам.

Сегодня Элла Памфилова нас в очередной раз очень сильно удивила, заявив о том, что никто не имеет права агитировать за бойкот, вернее: «Некоторые люди имеют право агитировать за бойкот, но для этого они должны быть кандидатами». Это удивительная конструкция. То есть обычному Коле Иванову, гражданину России, для того, чтобы заявлять: «Я не признаю эти выборы, я призываю всех не ходить на эти выборы», нужно зарегистрироваться кандидатом в президенты, открыть избирательный счёт, и с этого избирательного счёта Коля Иванов должен оплачивать листовку, которую на домашнем принтере распечатает. Это абсурдная, конечно, вещь.

Мы сделали новую листовку, из которой наши юристы выкинули всё, что даже теоретически может противоречить закону. Тут нет слова «Путин», тут нет агитации ни за какого кандидата — тут вообще нет ничего. Тут написано: «Не выборы, а обман. Не дай себя обмануть — не ходи». И уж это каждый может делать без любых ограничений. Зайдите на сайт забастовки (ссылка будет в описании этого видео), печатайте их и распространяйте.

С Эллой Памфиловой мы хотели бы провести диалог, и на тему вот этой агитации, и на тему наблюдения на выборах. Когда я был в Центризбиркоме и она отказывала мне в регистрации, она сказала: «Там сидят молодые ребята, они такие хорошие, Навальный, этот негодяй, им головы задурил. Но вы такие хорошие ребята, очень заблуждающиеся, и я с вами готова встречаться, готова разговаривать, готова вести диалог, и мы с вами что-то сделаем». Дорогая Элла Александровна, очень сильно хотим с вами встретиться, у нас есть целая делегация: Леонид Волков, Иван Жданов. Без всяких шуток говорю, без троллинга, без приколов. Не то что мы зовём вас к себе в офис, понимаем, что вы не придёте, побоитесь, что мы вас съедим или что-нибудь с вами сделаем, но да — мы бы хотели провести с вами встречу и разобраться: почему вы вообще считаете наши листовки незаконными, хотя это прямо противоречит действующему законодательству, и вообще, что происходит с наблюдением.

А наблюдение для нас важно. Все спрашивают, что мы сейчас будем делать, понимаем ли мы чётко свой план. Мы понимаем чётко свой план. До дня голосования осталось 45 дней (чуть больше), и главная наша задача на эти 45 дней — организация наблюдения на выборах. Мы их бойкотируем, мы против них агитируем, но мы за ними наблюдаем. В описании к этому видео есть ссылка, она заработает сегодня ночью, сегодня ночью там заработает уже специальная форма. Тот, кто смотрит эту передачу не в онлайне, а будет смотреть завтра, послезавтра и так далее — зайдите, мы регистрируем там наблюдателей. Вы можете заполнить свою анкетку, выбрать тот избирательный участок, который ближе к вам, или мы вам предложим какой-то другой. Это принципиально важно. Почему? Потому что явка фальсифицируется. Кто из вас верит в 99% на Северном Кавказе, кто из вас верит в 83% в Башкирии или в Татарстане? Новосибирская и Кемеровская области рядышком совсем, одни и те же люди, прямо близко все находятся, но удивительным образом в Новосибирской области на 40% меньше людей участвует в выборах. Это невозможно, в принципе исключено. Мы понимаем, что эти голоса фальсифицированы. Поэтому мы сейчас объявляем массовый набор в наблюдатели, особенно в регионах. Мы и в Москве, честно говоря, ждём фальсификации явки, но в регионах тем более. Мы ждём особенной фальсификации явки в Московской области, естественно, Поволжье, Татарстан, Башкирия, Мордовия, конечно, Северный Кавказ. Мы будем именно в регионах работать в первую очередь. В Питере, сколько бы не говорили, ни одни выборы не прошли без откровенных, массовых и наглых фальсификаций. Поэтому объявляю призыв в наблюдатели, настоящий призыв. Не то что, как обычно это бывает, 3 тысячи человек в Москве, 1 тысяча в Санкт-Петербурге и 500 человек по всей стране. Нет, мы решительно настроены тысячи, десятки тысяч человек по всей стране обучить, направить, собрать с них данные, обработать. Мы будем это делать, потому что отлично понимаем: старику Путину для того, чтобы показать свои 70 % явки и для того, чтобы изобразить всенародную победу, нужно подделать результаты голосования. И с этой подделкой мы будем бороться, мы с вами: из Москвы, из этой студии я не сделаю. Приходите к нам, будем бороться вместе.

— Насколько сильно разгромили студию?

— Я не знаю, как на ваших экранах, я должен быть довольно жёлтенький сейчас. Это связано с тем, что студию всё-таки довольно сильно разгромили. У нас вынесли снова камеры, компьютеры, поэтому ужасный кавардак происходит. Первые выпуски на «Навальный LIVE», и в «Кактусе», и в «Новостях» вы видели — они были не то что желтоватого цвета, а такое впечатление, что не ведущие, а цыплята какие-то сидят в студии, потому что мы обычной веб-камерой дешёвой начали снимать. Но сейчас мы какой-то аппаратурой разжились: взяли в аренду, добрые люди принесли.

И мы продолжаем собирать донейты на операцию «Феникс», то есть операцию возрождения. Нас грабят, мы хотим показать: несмотря на то, что они заблокировали наше юрлицо и заморозили 2 миллиона 300 тысяч рублей, несмотря на то, что снова нас грабанули по технике, мы всё равно сможем восстановиться, мы всё равно сможем продолжать работать. Я надеюсь, вы поможете. Я на прошлом эфире собрал примерно 200 тысяч рублей. Прямой эфир, трансляция 28 января, собрала примерно 1 миллион 400 тысяч рублей. Мы будем собирать, пока эту сумму, 2 миллиона 300 тысяч, не соберём — ровно то, что заблокировано у нас на счёте.

— Искренне поддерживаю вас, но будем ли мы применять другие методы ненасильственного сопротивления, не только митинги. Ну когда же?

— Какие? Про это часто спрашивают. Конечно, мы будем применять все. Что мы намерены делать уже сейчас, как я уже сказал? Митинги мы проводим. Наблюдение — это главное направление работы. Агитация — главное направление работы; мы стараемся делать агитацию более сложную, более системную, но с учётом того, как они её отлавливают, обычный человек, который на принтере распечатал и повесил в подъезде, является главным инструментом агитации. Это мы будем делать. То есть, в принципе, любые методы мы хотим, готовы и будем использовать, но нужно быть изобретательным.

Очень часто пишут: «Когда вы будете делать граффити?», «Когда вы будете делать художественные фотографии?» и так далее. Ребята, это можно всё делать. Но что значит делать граффити? Мы можем, конечно, нанять, или взять волонтёра, который сделает одно классное граффити на какой-то классной стене в Москве. Но это же не системная работа. Мы хотим делать такие вещи, в которых если не все волонтеры могут участвовать, но значительная часть из них. Нужны вещи, которые могут делать тысячи людей. Тысячи человек граффити всё-таки не нарисуют: должен быть навык, талант, баллончики и всё остальное. Поэтому какие-то классные, экзотические, эффективные методы, но индивидуальные используйте, пожалуйста, сами. Вам что, нужна моя команда или благословение? Я должен осенить, чтобы вы граффити рисовали где-то? Ну, рисуйте, молодцы. Всё, что вы чувствуете в себе, всё, что можно сделать для борьбы с этим гнусным, омерзительным режимом — делайте. А мы будем стараться делать системные вещи, для чего нужны штабы и наша структура.

— Когда будут автонаклейки про бойкот?

— Будут. Делаем автонаклейки, но изымают же, мы их делаем — их отнимают. Но сделаем автонаклейки — снова потратим.

Президент Владимир Путин потратил на предвыборную кампанию миллиард рублей, превысив лимит в 2,5 раза. Как думаете, Путин отстранит сам себя от участия в выборах?

А вы как думаете, отстранит Путин сам себя от участия в выборах? Да, это было расследование в «Собеседнике», где корреспондент просто взял и посчитал, сколько Путин формально должен был потратить, и насчитал миллиард рублей. При этом максимальный размер избирательного фонда — это 400 миллионов рублей. Я бы сказал так — там гораздо больше миллиарда рублей, это даже не поддаётся подсчёту. Все телеканалы, все новости (Pizza донейтит нам, даже Pizza 2018 рублей нам отправила!) — на Путина работают все. Сколько стоят эти ведущие программы «Время»? Это вообще посчитать невозможно. Он всю страну сожрал, и его избирательная кампания — это использование всей страны. Насколько я понимаю, в эти выходные они свои «путинги» начинают делать по всей стране, то есть митинги, на которые снова в огромном количестве сгоняют студентов, бюджетников. Посчитайте, сколько это стоит. Посчитайте, сколько стоит полиция, которая бегала, ловила меня, Волкова, Рубанова и вообще людей по всей стране. Это десятки миллиардов рублей. Вся экономика страны сейчас работает на то, чтобы Путин переизбрал себя. Это всё очень грустно.

Шерстяной Лисище (как вы выдумываете такие ники?) спрашивает:

— Что ты думаешь про список доверенных холуёв Путина? Несут ли эти люди моральную ответственность за поддержку Путина? Необходимо ли общественное осуждение этих людей, непризнание их наград, выданных за лояльность к Путину?

— Правильно вы назвали их — доверенные холуи Путина, это, конечно, не доверенные лица. Противно, очень противно на это смотреть. Какие-то люди, даже пожилые: Евгений Петросян — зачем ему это надо? Какие-то спортсмены, актёры, даже вполне заслуженные, которых мы могли бы считать приличными людьми, стоят там на задних лапах.

Недавно было сборище доверенных лиц — отвратительно на это смотреть. Конечно, этих людей нужно подвергать общественному осуждению, вне зависимости от их наград. Они нам на это скажут: «Посмотрите, я же заслуженный киноартист», «А я заслуженный врач», «А я заслуженный спортсмен и выиграл три олимпиады». Ты выиграл три олимпиады вчера, а сегодня ты обокрал больницу, сегодня ты украл у сирот. Потому что ты поддерживаешь Путина, а твой Путин через своих олигархов и друзей обкрадывает медицину, так что бинтов невозможно получить в какой-то сельской больнице. На самом деле, это именно так обстоит. Вот эти люди, которые поддерживают Путина — они вместе с ним обкрадывают людей, и они несут прямую ответственность за всё, что происходит. Они несут ответственность за раздолбанные школы, за ужасные дороги — они за всё несут ответственность, потому что Путин у власти 18 лет. Был бы 4 года или хотя бы 8 — можно было бы списывать на Ельцина, на проклятые 90-е, на Горбачёва и так далее. Но он сидит больше, чем Ельцин и Горбачёв, вместе взятые. Поэтому вместе со всей этой бандой доверенных лиц, конечно, они несут прямую ответственность за то, что происходит в стране.

Приговор Никите Белых

Моей следующей темой был Никита Белых, которому, я так понимаю, до сих пор не вынесли приговор. Но давайте я всё равно пару слов скажу на эту тему. Не знаю, сколько ему дадут. Я давно с ним не общался; я в последний раз с ним разговаривал, наверное, году в 2009-м. До этого у меня были с ним приятельские, дружеские отношения. Мы довольно сильно разошлись во взглядах, но я никакого злорадства, конечно, не испытываю сейчас, глядя на то, как он сидит в камере, и глядя на весь этот процесс, показания свидетелей. Он, я так понимаю, испытывает довольно серьёзные проблемы со здоровьем. Я не знаю, что там произошло. Все люди, которые в этих материалах, их фамилии мне не так много говорят, я даже ни с кем из них не знаком, все эти события произошли после того, как я уехал. Я могу сказать только одно — жаль, что Белыха поглотила эта система, и жаль, что он не ушёл в 2013 году.

Сергей Аксенов и Никита Белых

Вот, вы видите, на фотографии Аксёнов. Он вроде всё время был демократичным, оппозиционным губернатором, а потом, всё-таки «с волками жить — по-волчьи выть», он со всеми этими гнусными персонажами начал играть в какие-то свои игры, дружить (показательно так дружить). Постоянно рассказывал: «Гражданское общество тоже ошибается» и «Зачем вы ругаете власть», и считал, наверное, что это делает его неприкасаемым. Жаль, что такое получилось. Наверное, если бы он ушёл из этой власти в 2013 году, то с ним бы не произошло того, что произошло. Но, с другой стороны, вход — рубль, а выход — два. Я не знаю, насколько вообще можно было уйти оттуда. Так или иначе, я очень, конечно, сожалею. Я надеюсь, что не очень большой срок получит он. Он уже 2 года, по-моему, сидит в СИЗО. Могу выразить только большое-большое сожаление по поводу того, что с ним произошло. Странно, что до сих пор нет приговора никакого.

— Надеюсь, питерский штаб не закроется, нас прессуют постоянно.

— Координатор питерского штаба получил 30 суток, ещё 30 человек из питерского штаба арестованы. Ребята, вы что, даже могли себе в теории представить ситуацию, что питерский штаб закроется? Да у нас самый бомбический штаб в Питере. В Питере была самая чумовая акция 28 января, и Питер сейчас по своему протестному потенциалу — это вообще супер-город.

Я туда приезжал, когда только-только мы обсуждали акцию 28 числа, и говорил: «Ну что там, ребята? Скорее всего, вам откажут, видите, как власть настроена. Что думаете по поводу несанкционированной?» Все такие: «Вообще нам не нужно никакое разрешение, даже если дадут разрешение — всё равно пойдем на несанкционированную!» То есть в этом смысле очень классный настрой в Питере, и Питер вновь, как в конце 80-х — начале 90-х, стал в этом смысле передовым городом российской оппозиции, передовым протестным городом. Это очень замечательно, это очень круто.

— Ответьте про Белых. Правильно я понимаю, что дело ему пришито, не понимаю, зачем. Я не в курсе, но хочу разобраться. Приговор читают 7 часов.

— Я не знаю, пришито или нет, честно вам скажу. Я не собираюсь лезть в это дело, я не собираюсь там разбираться. Я принципиально не собираюсь во всё это лезть, не знаю никого из этих фигурантов. Меня самого судили такие же судьи, кировские в том числе, и никакой справедливости от этих судей, прав ты или виноват, добиться невозможно. Поэтому не знаю, что там произошло, могу только по-человечески сожалеть о том, что это происходит.
— Алексей, где планируется ещё закрывать штабы?

— Пока не планируется нигде закрывать штабы, потому что штабы — это сеть нашей забастовки избирателей.

Мы сократили кое-какие ставки. Например, сейчас нам не нужно верифицировать подписи. У нас были специальные операторы этой системы, мы их сокращаем. Мы собираем меньше пожертвований (кстати говоря, отправляйте донейты, поддерживайте забастовку избирателей). Сеть стоит денег, аренда штабов стоит денег, поэтому мы содержим ровно столько, на сколько вы перечисляете нам пожертвований, у нас один единственный источник дохода. Исходя из текущих перечислений, мы видим, что до выборов мы попытаемся нашу сеть не сокращать, я имею в виду физически не сокращать, не закрывать помещения. Народные штабы могут закрываться, могут на закрываться — мы их не содержим, сами энтузиасты их делают или не делают. Несмотря на чудовищное давление, которое сейчас есть, мы постараемся ничего не сделать.

— Алексей, я вас умоляю — сделайте, пожалуйста, нормальную, ПОНЯТНУЮ повестку для людей. «Против коррупции», «за честные выборы» — такие размытые требования бесят людей. «Мы за забастовку». Мы не за забастовку, а за допуск Навального — вот понятное требование.

— Я не согласен с вами. «Против коррупции» — это тоже весьма понятно. «Требуем расследования коррупции Медведева» — это тоже весьма понятно. Понимаете, сколько людей, столько и взглядов. Некоторые говорят, что «Требуем допустить Навального» — это очень узкая тема, и они правы. В конце концов, дело же не в Навальном, а в том, что вообще выборов не существует. Поэтому мы стараемся выбирать такие лозунги, которые, по возможности, менее размыты, но охватывают всю систему целиком. Ну, допуск Навального — а всё остальное? Григорий Алексеевич совершенно верно говорит: «А что, с Навальным это были бы честные выборы?» Они всё равно были бы нечестные, но мы иначе бы к этим выборам относились.

Рейтинги и антирейтинги зарегистрированных кандидатов

Давайте, раз уж зашёл разговор, посмотрим результаты нашего нового социологического опроса, который мы провели. Мы ежедневно, напоминаю, ведём социологические опросы и рассказываем о рейтингах, в этот раз — антирейтинге. Вновь мы провели опрос по всей России. Прошлый опрос был по городу Екатеринбургу, перед этим был общероссийский, давайте посмотрим на новый общероссийский опрос, слайд номер 1 покажите нам, пожалуйста.

Мы спрашивали у людей: «Кто намеревается принять участие в выборах?», красным выделен последний опрос.

Про Путина все знают, Собчак — на втором месте. Мы видим, что ещё больше людей теперь знает, что Собчак участвует в выборах, ещё больше людей знают, что Жириновский, 47% знают, что Явлинский, Грудинин — столько же. То есть, здесь по сравнению с опросом, который проводился с 15 по 18, выросло количество людей, которые знают об участии.

Забавно, кстати говоря, что выросло и количество людей, которые знают, что Зюганов участвует в выборах — 29%, что Миронов участвует — 27%, Титов — 25% по сравнению с 19% предыдущими. Это говорит о том что о выборах постоянно говорят-говорят-говорят и всем кажется, что уже все участвуют в выборах, осведомленность довольно хорошая.


Давайте теперь взглянем на следующий слайд, главный слайд — это рейтинги кандидатов:

Рейтинги кандидатов у нас не изменились, по сравнению с предыдущим замером.

То есть, за Путина — по-прежнему, от тех, кто определился, проголосуют 80%, ничего не изменилось. По сравнению с остальными кандидатами, все видят только Путина.

Жириновский — 7%, было 8%, Грудинин — 7%, Собчак — 1%, Титов — 1%, Явлинский — 1%, «другой политик» — 3%. То есть, всё то же самое в этой конструкции, она совершенно стабильна. Кандидаты ни черта не делают, поэтому и рейтинги не меняются. Может быть, дальше будут дебаты и кто-то из них на дебатах будет устраивать дебош или говорить на какие-то яркие вещи, но пока формат ведения компании, при котором не происходит ничего, ни к чему и не приводит: ровно те же самые рейтинги застыли и Путин над ними абсолютно доминирует.

Давайте новый слайд посмотрим. Мы впервые замерили антирейтинги политиков и тут очень интересно получается:

С Путиным понятно — у него наименьший антирейтинг.

Мы формулировали этот вопрос в наиболее жестком формате: за какого политика вы бы не проголосовали ни при каких обстоятельствах?

Только 3% осмеливается сказать, что им Путин так сильно не нравится, это известное в социологии явление, судя по всему, боятся люди говорить. Лично я не верю, что у него такой низкий антирейтинг.

Со всеми остальными… Титов и Грудинин обладают относительно небольшим антирейтингом — 14% и 13%, они, собственно говоря, не так известны. Жириновский уже существенно больше — 22%. Интересно, что Явлинский, 24%, обогнал Жириновского, обычно Владимир Вольфович — один из лидеров антирейтинга. Ну и, конечно, Ксения Анатольевна — абсолютно здесь выступает королевой, её антирейтинг — 71%, намного-намного больше, чем у всех остальных. Она, конечно, является одним из самых непопулярных политиков в стране, по-крайней мере — для большой массы населения. Это заметно, это, в общем, совпадает с данными независимого опроса в Екатеринбурге, который мы недавно показывали, правда они там немножко больше намерили — 84%, а мы видим только 71%.

Ну, вот, собственно говоря, в этом избирательная кампания — ноль движений, ничего не происходит. Сами напишите мне, вы что-то видели вообще из деятельности кандидатов за прошедшие две недели? Мы что-то делали, мы провели эту забастовку избирателей, а остальные кандидаты? Я нахожусь реально в недоумении.

Хорошо, не у всех есть, очевидно, такая сеть, как у нас, потому что они её не строили целый год, но для любого из кандидатов, для любого из штабов была бы очевидна вещь: давайте проведем массовые митинги в поддержку хотя бы в городах-миллионниках. Вы не можете провести в Старом Осколе, в Кургане не можете провести, не можете провести во Владивостоке — вы ещё не дотянулись туда своей сетью, но в Новосибирске, Екатеринбурге, Москве и Питере, наверно, можно же было что-то провести? Никто ничего не делает. Никто ничего не сделал.

Вот, посмотрите 3-го февраля, как проведут коммунисты и вы увидите этот труп. Я имею ввиду не коммунистов конкретно, а, вообще, российской политической системы. Это что-то такое совсем-совсем мёртвое лежит и не шевелится, эта избирательная кампания ни капельки, ни капельки не двигается.

Запуск проекта «Новости» на канале «Навальный LIVE»

Про наши «Новости» я вам хотел рассказать…

Вы, наверное, обратили внимание — мы запустили новости на канале Навальный LIVE. Запустили мы их, в общем-то, в сыром, неподготовленным виде, потому что решили, что 28-го января они должны выходить в эфир.

Получилось довольно своеобразное, такое, «крещение», при этом все люди, которых мы привлекли к проекту «Новости», совершенно замечательные, — они все новые, никогда не работали ФБК, не работали раньше в избирательной кампании, кроме Дмитрия Низовцева которого вы сейчас увидите. Давайте посмотрим, вы наверняка видели, но всё равно — это прекрасные кадры, как работали наши «Новости» в тот самый драматический момент, когда в эту студию пыталось ворваться большое количество полицейских и они пилили дверь...

[38:28 — 39:08] Видеофрагмент налета на студию «Навальный LIVE»

Дима Низовцев, который получил 10 суток и который героически сопротивлялся полиции на этой съемке, сидя за этим столом, а потом ещё снимал их в холле, за что у него начали отнимать телефон, он — журналист из Хабаровска и работал в Хабаровском штабе. Там, в Хабаровске, устраивают жесть и был арестован снова, даже до начала акции, координатор штаба, он был с этим знаком, а все остальные — новые люди, проявили себя совершенно героически, большие молодцы! «Новости» мы будем развивать.

Мне очень много задают вопросы, пишут в комментариях: «Алексей, какие-то у вас не те новости, потому что ваши ведущие свое мнение высказывают. Как же так? Ведущий же должен просто сидеть, это же новости! Они же должны быть, как роботы: сидят и пересказывает информагентство, мы привыкли так и новостям!»

Нет! Хотите такие новости — идите в какое-то другое место. У нас концепция новостей именно такая: мы будем рассказывать своими словами прямым текстом о том, что происходит, правду будем говорить.


В стране с авторитарным режимом вот эти «с одной стороны», «с другой стороны» уже не работают. У нас будут настоящее новости мы не будем врать в наших новостях — это главный принцип. Мы не будем врать, но будем всё рассказывать прямым текстом. Все наши ведущие, редакторы новостей и техническая команда — люди с явной политической позицией и они свою политическую позицию, свое отношение к тем, кто сидит в Кремле будут рассказывать в этих новостях. При этом, мы не будем врать, не будем передергивать, не будем стесняться.


Мы, как в анекдоте — не настоящие сантехники [сварщики ред.], мы не умеем делать новости, не умеем делать телевидение, поэтому у нас довольно много ляпов, недочётов и каких-то таких вещей. У нас один человек, Елена Малаховская, была профессиональным телеведущим. Это единственный человек, который работал в кадре до этого, всё остальное будем делать вместе с вами. В этом смысле — это такой «телевизионный стартап», извините за пошлое слово, который мы вместе с вами запускаем. Поэтому, смотрите «Новости», помогайте нам, советуете, но, пожалуйста, не говорите: «Пусть ведущие просто говорят сухой текст, не высказывают своё отношение к событиям.» Мы для этого новости бы не стали запускать, в других местах есть новости, где ведущие сухо говорят и посмотрите, пожалуйста, что случилось со всеми этими «сухими говорильщиками» что случилось с «Коммерсантом», «Ведомостями», со всеми остальными. Мы будем говорить всё прямым текстом, поддерживайте нас.

Деятельность других кандидатов — нулевая. А вы ответьте на вопрос: есть ли, в теории, такая вероятность, что из-за призывов к забастовке люди назло пойдут на выборы? Видел видос где бабуля так и отвечала: «А, забастовка! Ну, тогда назло пойду!» Обратный эффект.

Бабуля заходит на ютьюб, смотрит мои видео говорит: «Назло Навальному пойду на выборы!» Конечно, такой эффект может быть, но в маленьком масштабе. Кто-то скажет: «Я не хотел идти на выборы, но Навальный мне настолько не нравится, что пойду»... наверное, какое-то количество таких людей есть, но думаю, что немного. Всё-таки действия в жизни, базовые отношения к политике, к выборам, к своему будущему, будущем страны — ни это не является производным от любви ко мне. И они идут на выборы, или не идут, потому что считают или не считают это выборами, и задачи нашей забастовки — именно эту вещь объяснять.

Есть 198 способов ненасильственного сопротивления включая митинги. Ваша официальная поддержка тех или иных акций вызывают большой расположение к вашей позиции. Более активное распространение информации — более масштабный выход людей на акции протеста. Задумайтесь.

190 способов мирного ненасильственного сопротивления, включая митинги — это то, что пишут во всех книжках различные политологии и теоретики. На самом, я не спорю с этим, если вы знаете 190 способов, во-первых — поделитесь с нами (наверное, их можно «нагуглить»), делайте, 196-й способ, 198-й, 199-й… мы стараемся реализовывать те форматы, для которых нужна наша сеть и которые будут массовыми, которые охватят большое количество людей.

Пусть цветет миллион цветов. Конечно, я ни на секунду не сомневаюсь, что где-то сидят люди которые в сто раз лучше, чем я могут придумать, что нужно делать. Классно! Всегда есть люди, которые делают что-то лучше, чем ты. Делайте это, без всякой иронии сарказма говорю: приходите к нам в штаб или без всякого штаба организуйте несколько своих знакомых или если ваш 123-й способ позволяет индивидуальную работу — сделайте эту индивидуальную работу.

Анонимность в интернете: кому она положена?

Давайте мы обсудим с вами анонимность в интернете. Это очень важная тема и Путин примерно в то же самое время, когда моего пресс-секретаря Киру Ярмыш и пресс-секретаря компании Руслана Шаведдинова, которые вели трансляцию, задерживали в аэропорту Шереметьево, а потом посадили (в буквальном смысле, это я не придумываю сейчас, так в постановлении написано) «за твиты» и зачем-то там приписали «формирующие негативное отношение к одному из кандидатов в президенты»... вот, в это же самое время, Путин заявил о том, что сейчас не 37-й год, «воронки» ни за кем не заезжают и поэтому зачем нужна анонимность в интернете? Чего вам прятаться-то? Пиши — что хочешь, ничего не будет. Давайте посмотрим, что он сказал.

Цитата Владимира Путина

[45:53 — 46:18] Путин про анонимность в интернете

Полтора миллиона рублей пока мы собрали, участвуйте в сборе донатов, мы хотим в рамках проекта «Феникс» собрать денег столько, сколько отняли у нас злодеи, заморозив их у на счёте.

Вы слышали сейчас Путина, который рассказал нам про то, что вообще анонимность в интернете не нужна и, поразительная вещь: ну, ладно, он соврал по поводу того, что нам не нужна анонимность, что «пиши в интернете, что хочешь». Мы знаем с вами, что сейчас каждую неделю людей привлекают к ответственности за то, что они пишут что-то в Интернете. Меня больше заинтересовала двойное лицемерие этой позиции, потому что уж эти-то люди, вот, Путин конкретно, он в последние годы всё свое правление и весь новый стиль работы построил на анонимности и анонимность, попытка скрыть что-то, — это главная его фишка.

Давайте посмотрим, кто на этой фотографии?

Младший сын генпрокурора Чайки или просто ЙФЯУ9

На этой фотографии какой-то милый, очень милый, пухлый человечек и вы, наверное, скажете: «О! Да он очень сильно похож на младшего сына генпрокурора Чайки!»

Нет! У него совсем другое официальное имя! Наше государство считает что этого человека зовут «ЙФЯУ9». Именно таким образом он официально занесен в Росреестр.

Игорь Чайка как ЙФЯУ9 в Росреестре

Он спрятан от нас с вами, ему государство официально, и незаконно, предоставило анонимность, чтобы вы или я не могли найти его имущество. То есть, даже дело не идёт о каких-то записях в интернете, это просто публичная запись о наличии квартиры. Вот, вашу квартиру в Росреестре может найти любой, и ваши фамилию и отчество. А сына Чайки мы не найдем.

Давайте посмотрим — следующий человек:

Старший сын генпрокурора Чайки, а для нас с вами — ЛСДУ3

Те из вас, кто смотрели фильм «Чайка», скажут: «Да это же старший сын, Артём Чайка, владелец всех солевых монополий в стране, владелец большой недвижимости в Швейцарии, России и так далее!»

Но нет, это не Артём Чайка! Его официально зовут «ЛСДУ3». Его имущество официально зашифрованно.

Росреестр: собственность старшего сына генпрокурора

Эти люди вновь получают официальную, на государственном уровне, анонимность. Мы судились по этому поводу, подавали в суд и говорили: «Ничего себе! Каким образом вы можете публичную запись в публичном государственном реестре недвижимости засекретить?!» Нам сказали: «Нет, мы имеем право!» и мы «проиграли» этот суд.

Дайте посмотрим на следующего человека:

Дмитрий _физическое лицо: значение отсутствует_ Рогозин

Вы тут мне скажите: «Ну, вот, его-то мы знаем, это человек, который хотел гореть в танке в Луганске или сидеть в окопе, но жизнь так тяжело сложилась, что в окоп в Луганске не пустили и он работает вице-премьером правительства. Это Дмитрий Олегович Рогозин!»

Нет! Нет! Нет! Потому что в Росреестре на его прекрасную, шикарную и очень дорогую недвижимость просто написано в прямую: «физическое лицо: значение отсутствует».

Очень плохо спрятанная собственность вице-премьера правительства Дмитрия Рогозина

То есть — перифраз слова «аноним», официальный аноним.

Вот, Рогозину государство предоставляет анонимность, а вам оно говорит: «Ты должен зарегистрировать по паспорту свой Телеграм, свой ник, не знаю, РозоваяСобачка27 в Твиттере, Во ВКонтакте и Фейсбуке». А им можно.

Давайте посмотрим на следующего человека, кто же это такой?

сл. зап.N2015/77-404дсп от 30.04.2015 или зять Путина — Кирилл Шамалов

Это Кирилл Шамалов, самый молодой миллиардер в России и зять президента Путина. Но как же, посмотрим, он называется в Росреестре… вообще никак. То есть — вообще никак! Если у Рогозина было написано, что «значение отсутствует», то Кирилл Шамалов — просто какая-то странная аббревиатура «сл. зап.» и просто номер. Нету Кирилла Шамалова, стёрт из официальных баз, государство дает ему незаконную анонимность.

Выписка из Росреестра по Кириллу Шамалову

А есть люди — вообще Фантомы, давайте посмотрим вот на эту девушку милую:

Екатерина Путина/Тихонова a.k.a. предполагаемая дочь Путина

Кто это? Екатерина Путина? Младшая дочь президента Путина и жена Кирилла Шамалова, тоже юная миллиардерша, в соответствии с семейным кодексом или вообще несуществующее лицо? Ей государство официально выдает паспорт прикрытие, она там Тихонова и с непонятной фамилией. Про неё все мы знаем, что она дочка Путина, но это как бы нигде не подтверждено и в любой газете написано «предполагаемая дочь Путина». Человек сидит 18 лет у власти и, вообще-то, граждане имеют право знать (нам не интересно, может быть, подробности её личной жизни, как она одевается, что происходит, понятно, из соображений безопасности есть резон скрывать её место жительства конкретно) хотя бы факты: как её зовут, как её фамилия, доходы она должна раскрывать какие-то — ничего этого нет.

Давайте посмотрим на следующую фотографию:

Старшая дочка президента Путина по имени Мария

Ещё более таинственный человек, до сих пор вообще непонятно, это она или не она, это старшая дочка президента Путина по имени Мария или нет. Неформально про неё известно, что она работает в одном из медицинских центров в Москве, но ни настоящей фамилии, ни настоящего места работы, ни фактов существования во взрослом виде её детей — ничего нет. То есть, тоже — официальная анонимность, скрыто абсолютно всё и нам, человек, который устроил это, говорит: «Так, давайте, всё про себя раскройте, зачем же вам скрывать что-то от меня, Владимира Путина? Я совсем не отправлю к вам ни белый микроавтобус (который приехал за Кирой Ярмыш и Русланом Шаведдиновым в аэропорт, ни чёрный воронок, если вы обругаете меня во ВКонтакте».

Можем ему в этом верить? Нет, не можем! Я считаю, что вопрос анонимности в интернете — это вопрос общенациональной компании. Люди имеют право на приватность в интернете, даже люди, которые не занимаются политикой.

Потому что, только они раскроют это всё, кто-то, кто захочет узнать, что пишут его жена или муж в Телеграме, будет заносить небольшую взятку в полицию и получать все данные о мессенджерах. Кто-то занесёт небольшую взятку в полицию или ФСБ и получит данные переписки своих конкурентов и так далее, и так далее, и так далее.

Люди должны иметь право на переписку хотя бы.

Сейчас нам говорят, пусть по паспортам люди регистрируются в Телеграме. Помимо того, что на это придется потратить миллиарды рублей дополнительных государственных расходов — это супер идиотизм. В этом смысле, конечно, нам нужно всем занимать консолидированную позицию: если вы хотите хотя бы заикаться о борьбе с анонимностью в Интернете для нас, пожалуйста, всех этих своих «ЛСДУ3ов» и «физические лицо: значение на неизвестно» раскройте сначала, а потом уже обсудим какие-то другие вещи.

— А к какому кандидату, если не секрет, ваш пресс-секретарь «формировал негативные мнения»?

— Наверное, к Грудинину. Мой пресс-секретарь обругал Грудинина и поэтому посадили на 5 суток.

О наблюдении в Москве и о Гудкове спрашивают меня. Мы будем делать наблюдение везде и взаимодействовать со всеми. Наша основная задача всё-таки — региональное наблюдение. Москва хоть и большой город, это 3-5% избирательных участков. Мы ждем фальсификаций в Москве, но мы гарантированно знаем, что фальсификации в Московской области будут, фальсификации в Башкирии будут, фальсификации в Татарстане будут, фальсификации в Дагестане — ещё как будут. У нас огромный проект, который требует супер координации такого уровня, который ещё пока никогда никто не делал, просто ни у кого не было столько волонтёров. Мы будем, естественно, всех-всех-всех подключать, кто может, в эти проекты и со всеми будем дружить.

— Почему вы не направляйте большую часть усилий и ресурсов на работу с бюджетниками, которых заставляют ходить на выборы и путинги?

— Мы направляем, собственно говоря, когда мы работаем с учителями — это те же самые бюджетники, врачи — тоже бюджетники. Люди, которые ходят в вашем подъезде где повесили листовку — они и бюджетники и не бюджетники. Возможности работать непосредственно с бюджетниками довольно ограничены, потому что это требует агитаторов, которые раскроют себя и будут находиться в среде: учителей, которые агитируют других учителей. Такие есть, конечно, мы призываем всегда бюджетников работать с нами, не бояться помогать. Таких довольно много, но это тоже, сами понимаете, довольно непростая задача.

Собчак ведет компанию роликами, спамя очевидными вещами на федеральных каналах, топит за демократию. Фигня в том, что она с антирейтингом.

Роликов недостаточно. Послушайте, ролики я выпускал на начальном этапе компании и до сих пор выпускаю роликов больше, чем все остальные. Конечно, в интервью Познера по телевизору по Федеральному каналу показывают и Грудинина, и Явлинского, и Собчак. Но для ведения компании общероссийской этого совершенно точно не достаточно. Даже в информационно более развитом обществе — США, мы недавно смотрели, как шла избирательная кампания: основной акцент — это встречи с избирателями, это массовые митинги, это сетевая работа, это волонтеры, это то, что называется «grassroots campaign», когда низовое ядро твоих агитаторов каждый день работает.

Вот этого нет. И, кроме того, не нужно просто выступать на федеральных каналах, нужно отбивать проценты у главного конкурента — у Путина. Каждое твое выступление по телевизору должно быть выступлением, которое снижает результат Путина и повышает результат твой. Вот это — избирательная кампания, а по социологии, которую мы вам показываем, по ощущению людей, очевидно, что такого не происходит.

Саудовский пример для путинских принцев

Саудовские принцы показали нам пример, такой совершенно потрясающий пример, как чисто политическая воля текущего руководителя, «главного принца» из Саудовской Аравии, привела к тому, что он вытряс из всех остальных принцев, которые с помощью коррупции растащили нефтяные деньги, 107 миллиардов долларов.

«Главный принц» из Саудовской Аравии

Что такое 107 миллиардов долларов? Это пятимесячная выручка от продажи нефти для России.

Я не говорю, что мы должны обязательно пользоваться такими методами для работы с нашими олигархами, они, очевидно, незаконны, но, слушайте, если уж Саудовская Аравия — страна, насквозь коррумпированная и, кроме того — монархия, какие-то делает методы и шаги для того, чтобы забрать деньги, заработанные на коррупции, может быть и нам немножко стоит это поделать.

Как они это сделали: главный принц собрал всех остальных принцев и запер их в отеле Ritz и этот, я не буду даже пытаться произнести его имя, потому что ошибусь, главный принц остальных принцев закрыл в отеле.

Туда пробралась корреспондент Би-Би-Си, она сняла интерьеры… ну, как обычно положено принцам (они жили под домашним арестом в этом отеле)... какие-то золотые комнаты, души, опять же, золотые унитазы и все роскоши. То есть, их никто не держал в камере, но их там поддержали, поддержали и в итоге начали выпускать только когда они согласились поделиться своими коррупционными деньгами.

В Москве же тоже есть отель Ritz, наверное, не такой красивый, наверное, не весь в золоте, но, по-крайней мере, стоит задуматься: может быть, не сразу закрывать кого-то в этом отеле, но собрать олигархов всех вместе, привести к отелю, показать им, сказать: «Ребята, вы должны платить налоги в России». С помощью правового механизма (не надо ни у кого ничего отнимать) должно перераспределяться национальное богатство, потому что только в России все эти нефтяники я имею в виду — олигархи, владельцы нефтяных компаний, платят так много налогов и так стремительно продвигаются в списке Forbes. Они должны платить столько, сколько платят владельцы нефтяных компаний в США, в Европе, в скандинавских странах.

Когда они будут столько платить, тогда, наверное, мы все вместе будем жить немножко получше, у государства будет немножко больше денег для того, чтобы покрывать социальные расходы и просто развиваться.

Видите, развиваться можно разными методами: правовыми — в Европе и США, совершенно уже неправовыми, сомнительными — в Саудовской Аравии и только Россия зависла и не может взять никакую сторону, а просто медленно-медленно. погружается в болото. Мы с вами боремся за то, чтобы в это болото не погружались.

Участвуйте в забастовке избирателей в описании к этому ролику есть ссылка по которой вы скачаете листовку, есть ссылка, по которой запишитесь в наблюдатели. Давайте бороться за свою страну.

Увидимся в следующий четверг, если до следующего четверга вдруг они не решат провести суд и посадить меня на какое-то время. Короче, рано или поздно увидимся, счастливо!

Поддержать кампанию
Программа передач
Расписание прямых эфиров на канале Навальный LIVE
КактусПн–пт, 9:00
НовостиПн–пт, 12:00, 15:00, 19:00
ЮрфакВт, 17:00
ОблакоВт, 19:30
ШтабСр, 17:30
Подпишитесь на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели